Финская сестра

0

У финнов есть легенда, как родилась сауна. Капли дождя, просочившиеся сквозь протекающую крышу, попали на горячие камни домашнего очага. В дом вихрем устремился горячий пар. Люди ощутили этот ласковый ароматный жар. Он пришелся, что называется, ко двору, и люди решили своими руками сделать то, что сумел сделать дождь.


Финны настолько верят в целебность своей бани, что говорят: сауной может пользоваться каждый, кто способен до нее дойти. Как и в русской бане, в сауне поддают воду на раскаленные камни очага. Финны называют их сауны. Как и в русской бане, здесь любят попариться березовым веником. И когда как следует разогреются, распарятся, то окунаются в холодное озерцо.

 


     


Если мы, к сожалению, в какой-то мере растеряли традиции настоящей деревянной русской бани (ее, по существу, вытеснил квартирный санузел с ванной и душем), финны сумели бережно сохранить и приумножить эти традиции. В Финляндии идет энергичное строительство бань. По свидетельству известного хельсинкского архитектора Аарне Эрви, 80 процентов жителей Финляндии имеют свои сауны. А всего их насчитывается 750 тысяч. Финны даже экспортируют сауны. Их ломасауны, салосауны, пуросауны, эрасауны можно встретить во многих странах мира. Сауны отличаются комфортом, чрезвычайно симпатичной обстановкой. Не случайно в Финляндии сауну сравнивают с праздничным столом. Здесь все должно радовать глаз. Обычно сауны строятся у живописных озер. Окна домика сделаны с таким расчетом, чтобы вечером (а банная процедура у финнов обычно проходит в конце дня) лучи заходящего солнца усилили чувство тишины и спокойствия.


— Сауна, — говорит знаменитый финский писатель Марти Ларни, — рождает доброе настроение. Не случайно мои земляки говорят: если ты идешь в гости — прими сауну, если ты принимаешь гостя — сначала прими сауну. В сауне слезы высохнут, а плохое настроение сгорит. Во время Олимпийских игр 1952 года в Хельсинки многочисленным участникам и гостям была предоставлена возможность пользоваться сауной.


— Это, — вспоминает многократный чемпион Советского Союза по боксу Анатолий Кулаков, — было, пожалуй, самым приятным финским угощением. Кстати сказать, выдающиеся финские спортсмены, такие, как Нурми, Ритола, Лехтонен, Ярвинен, всегда были большими поклонниками сауны.


— Я не представляю, — сказал великий стайер Пааво Нурми, — чего бы я мог достичь на беговой дорожке, если бы не дружил с сауной. Правда, финны в последние годы, стремясь модернизировать сауну, ударились в крайность. Они превратили ее в чрезмерно горячую камеру, температура которой доходит до 120, а то и до 140 градусов при явно недостаточной влажности. Финны сами почувствовали, что несколько переборщили, и усомнились в полезности таких высоких температур. Ведь все, как известно, хорошо в меру. Теперь склонны к баням с более умеренным климатом.


Профессор университета в Хельсинки Харальд Тейр, много лет занимающийся изучением влияния сауны на человеческий организм, заявил, что надо строить такие бани, в которых температура не превышала бы 90 градусов, а влажность доходила до 10–15 процентов. И еще, подчеркнул Тейр, необходимо обеспечить в парной хорошую вентиляцию.